Когда в «Товарищах» согласья нет

Утренняя заря не принесла Владимиру Чернеге желаемого результата, от чего он пребывал не в лучшем расположении духа. И это было объяснимо. Четыре часа тихо и смирно охотник просидел в лодке, замаскированной в камышах на небольшой отмели Рыбинского водохранилища. Ещё в утреннем полумраке слышал, как голосисто крякали и шумно плескались утки. Потом видел, как они взлетали, направляясь в поля. Отметил несколько чётких дуплетов своих товарищей – Александра Пармехина и Василия Симашкина, охотившихся в полутора – двух километрах от него. Конечно же, позавидовал им. А вот к нему на расстояние вероятного выстрела не приблизилась ни одна из вожделенных птиц.

Охота

Охота

Владимиру Ивановичу даже не верилось, что на центральную базу Уломского охотхозяйства он может вернуться с пустыми руками, в то время как эти угодья полны самой разной живности. Подтвердил это и охотовед Геннадий Черкашин, провожая охотников в предрассветную рань:
– От нас без трофеев люди не уезжают. Так что и вам – ни пуха, ни пера!..
Но вот на фоне зелёного островка из осоки Чернега заметил качающуюся на волнах крякву. Стрелять по ней не было смысла – далеко. А любая попытка приблизиться к цели, конечно же, только спугнула бы её.

Однако охотничий азарт взял верх: стрелок налёг на вёсла и направился в сторону потенциального трофея. К его удивлению, кряква как будто и не собиралась ни взлетать, ни уплывать. Вот уже лодка в считанных метрах от неё, а та – ни с места! «Может, подранок?» – подумал Владимир Иванович.
Наконец, охотник увидел, что птица изо всех сил гребёт своими лапками, но невидимая сила препятствует её передвижению. Тогда он без особого труда поймал странную утку, за которой потянулась… рыболовная сеть.

Будучи охотником опытным, Чернега знал, что браконьеры бросают свои орудия лова всякий раз, когда оказываются в поле зрения рыбнадзора. Да и цивилизованных охотников они побаиваются, так как те с ними откровенно враждуют, считают разбойниками в природе-матушке. По милости этих горе-рыболовов такой вот хлам болтается в воде годами и доставляет немало проблем отдыхающим людям, хозяйствующим субъектам, и самое главное – обитателям водохранилища. Своеобразным браконьерским следом стала и эта потрёпанная водой сеть. Она так замысловато опутала одну из ножек кряквы, что самой ей никогда не вырвалась бы из плена.

Владимир Иванович тут же выдал по адресу браконьеров тираду нелестных выражений и посочувствовал беззащитной птице.
– Потерпи, милая, сейчас я тебе помогу, – нараспев произнёс он и протянул руку к вещмешку, где лежал складной нож.
Что случилось в следующее мгновение, охотник не сразу понял. Сеть вдруг дёрнулась, утка выскользнула из его рук и шлёпнулась в воду. Похоже, она восприняла создавшуюся ситуацию как шанс на спасение, и начала лихорадочно грести свободной лапкой. Как ни странно, двигалась она в противоположном направлении.

Чернега снова вытащил из воды и без того перепуганную «пловчиху», а затем начал выбирать сеть. Вдруг ощутимый рывок повторился. Потом ещё несколько раз. Но теперь руки Владимира Ивановича цепко удерживали снасть, которой, казалось, конца не будет. Впрочем, не трудно было догадаться, кто её дёргал оттуда, из глубины, оставалось только дождаться подтверждения. И оно пришло – вместе с огромным судаком, которого с трудом удалось затащить в лодку, а затем успокоить.
Теперь надо было окончательно выбрать из воды злополучную сеть, освободить от её коварных нитей пернатую пленницу – и можно отправляться на базу. Чем Владимир Иванович и занялся. Тянул, тянул, пока не почувствовал, что снасть ещё не весь свой улов отдала. Он уже начал прикидывать, на сколько килограмм может потянуть следующая рыбина, когда из воды показалась…мордочка молодой выдры.
«Так вот почему в товарищах по водоему согласья нет», – подумал Чернега и тут же вспомнил известную басню И.А.Крылова. Хотя от этого веселее на душе не стало. Страдала живая природа, и боль её по каким-то невидимым каналам передавалась ему.

В то же время утренняя зорька доставила Владимиру Ивановичу немалое удовольствие. Во-первых, потому, что он помог вернуться в родную стихию двум прекрасным животным, попавшим в беду, – выдре и утке-крякве. Обратить их в трофеи не поднялась бы рука любого порядочного охотника. И, во-вторых, на его глазах родилась ещё одна охотничья история, которую на базе он обязательно расскажет товарищам. Вещественным приложением к ней послужат браконьерская сеть и судак. А без них разве поверят?

Анатолий КРИЧЕВЦОВ,
почётный член ВОО

Журнал ВОО  Охотник

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>