Не мечом, а со знанием

С детства он прославился тем, что убегал из дому. Маршруты этих побегов были грандиозные: Африка, Шотландия, Индия, Амазонка… Но заканчивались они, как правило, в непосредственной близости от Алма­Аты, города, где он родился и вырос. Милиционеры, вылавливая мальца в автобусах и поездах, лишь головами качали: «Что ж с тобой дальше будет?»


А дальше было вот что: Виталий Владимирович стал ведущим экспертом по колыбельным цивилизациям и магическим культурам планеты, организовал и осуществил более сорока научно-исследовательских экспедиций в самые труднодоступные регионы Земли. Он — первый Российский профессиональный путешественник-исследователь, внёсший эту профессию в кадастр мировых. А ещё — президент Фонда русских экспедиций и путешествий, основатель первой советской и российской Школ выживания, действительный член Русского географического общества. В. Сундаков собрал уникальные научные материалы, живя в сообществах первобытных племён, народностей и самобытных культур мира. Писатель. Поэт. Автор книг «Жизнь без опасности», «Сказки из Сундука», «Выиграть жизнь», «Спящий Варвар».

 


Журналист, автор сотен статей и публикаций. Фотограф. Автор ряда фотовыставок в Москве и Санкт-Петербурге.
С ним беседует член редколлегии нашего журнала Алексей ГОРЯЙНОВ.

— Виталий Владимирович, вы, выходит, вполне осуществили то, о чём мечтали с детства?
— Не совсем. Я ведь из дому убегал, чтоб найти Золотую Бабу, золото Колчака, клад Наполеона, Лохнесское чудовище, увидеть НЛО, побывать в аномальных зонах. Меня интересовала тогда, как бы это сказать… Внешняя сторона путешествий. Приключения, авантюризм, желание поглазеть на что­то необычное. Поглазеть, а не изучить. Это большая разница. Вот вы наверняка видели, как молодые ребята ходят по городу с мечами, в шлемах, в цветных кожаных сапогах, называя себя истинными славянами, воинами Перуна. А начни расспрашивать их, что это за бог был, каких богов они ещё знают, с кем и когда именно, в каких веках эти воины сражались — нет ответа! В таких случаях говорят, есть форма, нет содержания. Так вот, для меня сейчас важны не мечи или сапоги, — хочу в сути каждого предмета разбираться.

— О воинах Перуна, стало быть, знаете всё?
— Всё знать никому ничего не дано, если б так было, смысл активной жизни и поисков давно был бы исчерпан. Но многое — знаю. Перун, он же Первун, был наш первопредок, а не придуманный бог. Славянские боги — это Солнце, Земля, Предки. Каждый из них имеет свои метафорические названия, свои славные деяния. И хоть это другой разговор, мимоходом такую тему лучше не затрагивать, одно всё же скажу. Знаете, что такое историческое наследие? Что касаемо нашей страны, на такой вопрос многие спешат дать ответ: мол, конечно знаем, это Рюрик, это те, кто основал Киев, кто объединял русские земли… А я по другому скажу. В каждом государстве есть цивилизационные коды, присущие лишь ему одному. У нас, к примеру, никогда не жили по законам и всегда — по совести. Это далеко не одно и то же. У нас своя система отношений в связках человек — человек, человек — общество, человек — природа. Для нас любой лес в центре цивилизованной Европы — это парк, понимаете? Без буреломов, без мешанины хвои и осин с берёзами, с мосточками через каждый ручеёк — это что, разве лес? Да, и там олени с козами бегают, но почему многие тамошние охотники к нам едут? Потому что славяне по духу, и видят тут нечто настоящее, нечто своё…

— Но ведь и мы же в свою очередь берём многое от Запада…
— Берём. И тут я добавлю: увы, берём. На Западе в небоскрёбах живут потому, что им земли не хватает, из стекла и металла здания строят, потому что естественных материалов нет, носят капрон, потому что лён не растёт. Зачем это всё копировать? Зачем убивать деревянное зодчество, манить людей из деревень в мегаполисы, кормить их химией, и строить на этом и политику, и экономику, и культуру, скажите? Вы знаете, почему сейчас именно мы, русские, больше всего подвержены циститам, радикулитам, простатитам, прочей дряни? Именно потому, что изменяем традициям одеваться, питаться, сидим в бетонных коробках… Вот когда идут рассуждения о том, что такое патриотизм, надо говорить не о партийной принадлежности и не о цвете знамени, который ты над головой дер­жишь, а об укладе своей жизни.
У нас нация воинов, авторов. В том плане, что это наше — собор без гвоздей поставить, блоху подковать, сделать первый спутник и впервые отправить в космос человека. И мы во все времена были авторами, созидателями. А сегодня из нас сделали потребителей, а в лучшем случае — производителей. Это ж надо: Россия — место отвёрточной сборки машин. И кричим об этом, и гордимся этим. Разве так можно?!

— У вас, я знаю, свой взгляд и на экологические проблемы …
— Да. Экология — это не только когда реки вспять поворачивают или землю и моря нефтью заливают. Надо думать об экологии сознания. Вот грубый пример: если два человека одновременно пользуются джакузи, но один в воду добавляет ароматизаторы, а другой там же сковородку от рыбы моет, то что в итоге будет? И оба ведь приведут нужные для себя аргументы: вода для того и нужна, чтоб и мыться, и мыть, так?
А знаете ли вы, что земля была когда­то общей территорией, и её последнее название Тартария — со столицей в Москве?

— Серьезно?
— Конечно, карты древние посмотрите. Кто жил в Тартарии? Тартарийцы. Оттуда арийцы. Откройте Британскую энциклопедию. Там сказано: Тартария — самая большая территория за всю историю человечества, включавшая в себя всю Ойкумену, а Ойкумена — это значит, вся территория.

— Вопросы защиты природы — это и охота, и рыбалка …
— Я занимаюсь ими только в экспедициях, когда необходимо добывать пропитание, когда надо выжить. Убивать же ради удовольствия… Хотя это опять-таки генная наша расположенность, мы жили охотой, и благодаря во многом ей выживали. Охота по правилам и законам — должна быть, только бы не затмевала разум страсть стрелять во всё живое, похвальба шкурами и количеством отстреленных голов. Вот это — плохо. Я же люблю просто побродить по лесу, посидеть у костра. Это у человека в генах. Формально не важно — добыл, не добыл, зато впечатлений много. И рыбалку многие из-за этого любят. Она — своего рода медитация, сосредоточение. Но куда лучше, на мой взгляд, вооружиться всё-таки не ружьём и спиннингом, а фотоаппаратом! Сделать удачный снимок вовсе не легче, чем поймать на мушку нужную вам цель. Вот смотрите, какие я снимки сделал в своих экспедициях…

Журнал «Охотник» Военное охотничье общество

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рыболовный магазин