Охота на глухаря в Уральских лесах

Первая охота на глухаря и тетерева в далеких Уральских лесах запомнилась мне на всю жизнь. Я был на Урале в командировке, и мой старый знакомый, Николай, предложил съездить с его компанией поохотиться на боровую дичь.
Был конец сентября. Погода стояла прекрасная. Днем ещё тепло, светит солнце, а вечера прохладные и ночи холодные. Отъезд назначен на 8 вечера. Ровно в назначенное время вся команда из шести человек, включая меня, была в сборе. Старший команды Михаил Иванович разъяснил, что охота будет в районе Кунгура. Места там великолепные именно для охоты на боровую птицу, по заверениям местных охотоведов – птица непуганая. Добираться будем вездеходом ГАЗ-63. Дорога длинная, расчетное время прибытия на место около 6 утра.
Садимся в кузов, покрытый брезентовым тентом, размещаемся на подготовленных сиденьях и с хорошим настроением трогаемся в путь. Горная дорога петляет то вверх, то вниз, через горные ручьи, и заболоченные низины. Но наш ГАЗон упорно продвигался АО ухабам и рытвинам.
На заданное место прибыли почти к рассвету. От продолжительной и ухабистой дороги из машины сходили на «четвереньках», так устали ноги и тело от тряски. Развели костер, приготовили завтрак из привезенных с собой продуктов, заварили чай на травах. Взбодрившись от ночной дороги, пришли в хорошее рабочее настроение.

глухарь
Начало светать. Капитан команды Михаил Иванович, провел инструктаж об особенностях охоты на глухаря в осенний период в этом регионе. Птица жирует под зиму, питается ягодой на земле, любит кормиться на лесных просеках, набивая зоб мелкими камешками для перетирания пищи. Поэтому капитан предложил охотиться с « подходом» по лесным просекам.
Поскольку я впервые охотился на боровую дичь, капитан команды поручил Николаю, как опытному охотнику, который хорошо знал повадки глухарей, быть моим наставником и помогать мне.
После инструктажа, уточнив координаты на местности по компасу и по отдельным ориентирам на местности, мы разошлись в заданном направлении.
Николай скомандовал:
– Давай за мной. Идём шаг в шаг, не разговариваем, объясняемся только жестами. Глухарь – он глухой только на токовище, а так он очень чуткий, и боится резких движений и звуков.
Мы двинулись по отведенной нам просеке. Просека- это вырубленная полоса леса шириной метров пять. Вдоль неё слева – строевой хвойный лес, настоящая уральская тайга.
Прошли около километра, как вдруг Николай взял меня за руку и жестом показал, чтобы я внимательно посмотрел вперед. Остановились, я ничего не замечаю, пожимаю плечами. Николай, прижавшись к моему уху, шепчет:
– Смотри внимательно, вон, в ста метрах в траве два глухаря, видны только головы, птицы осматриваются.
И действительно, присмотревшись, замечаю над высокой травой периодически поднимающиеся головы птиц. Сердце учащенно заколотилось.
Николай поднес палец к губам и жестом показал, что надо идти очень осторожно и медленно, и только тогда, когда глухари будут клевать пищу.
Шаг за шагом мы медленно стали приближаться к птицам. Глухарям стоило поднять головы – мы замирали на месте. Передвигаясь таким образом, подошли почти на расстояние выстрела, когда я вдруг оступился. Под ногой сломалась старая ветка, и словно выстрел грянул в таёжной тишине. Птицы тут же поднялись на крыло и разлетелись в разные стороны.
Я виновато посмотрел на Николая, а он тихо сказал: — Не переживай, охота есть охота. Иди тихо до того места, с которого глухари вспорхнули, и там остановись, осмотрись и приготовься к выстрелу. Я обойду левой стороной по лесу и постараюсь толкнуть птицу в твою сторону».
Мы разошлись. Я пошел прямо по просеке к месту взлета глухарей, а Николай углубился в лес.
Наконец я занял указанное место, огляделся. Слева, вдоль просеки, куда сел глухарь, стоит высокий хвойный лес, – огромные ели. Я и не представлял себе, как на такой высоте можно попасть в летящею птицу.
Время идёт, нервы напряжены. « Дай Бог, думаю, чтобы глухарь не вылетел на меня. Ведь я ни разу не стрелял в летящую птицу. Это же не кабан и не лось, промажу, будет стыдно перед уральскими охотниками». И тут слышу со стороны леса невероятно сильный шум от машущих крыльев, и вот оно – передо мной огромная птица. Она вырывается из зарослей и несется прямо на меня.
Дыхание захватывает, сердце замирает. Завороженный полетом птицы, не успеваю поднять ружье к плечу и стреляю почти с бедра…Мимо! Глухарь проносится прямо над головой и удаляется вправо к вырубке. Я разворачиваюсь в сторону улетающего глухаря, прикладываю ружьё к плечу, ловлю его на мушку и плавно нажимаю на курок. Выстрел в угон. Сам себе не верю, но глухарь камнем падает вниз. Ура! Я попал!
Подошел Николай, вместе стали искать добычу. Глухарь лежал в кустах, метрах в двадцати от просеки, огромный, черного цвета с отливом в синеву, весом около шести килограммов. Николай поздравил с удачей.
– Отличный выстрел, молодец!– сказал он, не подозревая, какие душевные волнения я пережил несколько минут назад. А теперь мне приятно, что все эти переживания позади, страх промазать прошел, рад, что не подвёл наставника, и тому, как приятно будет рассказывать об удачной охоте.
По традиции мне налили в стакан водки, чтобы выпить до дна «на крови» за удачу. Потом капитан команды прервал мои переживания, распорядившись: «охота продолжается, всем разойтись по маршрутам».
Я остался в паре с Николаем. Мы прошли по просеке еще с километр, пересекли небольшой ручей, испили горной ключевой водицы и решили немного отдохнуть. Время подходило к полудню, воздух прогрелся и опьяняюще действовал на меня, Сильно захотелось вздремнуть хотя бы минут пять. Но Николай торопил вперед, и мы двинулись дальше. Просека вела на небольшой косогор, поросший густым орешником. Хвойный лес как бы отступил в стороны. Николай останавливает меня, придерживая за руку, и жестом глухонемого показывает на пригорок. На нём в траве снова два глухаря, трава высокая и их плохо видно, но это нам на руку, и они тоже не видят нас. Подбираемся к ним тихо, медленно, на корточках. Условились: он стреляет по правому, а мне стрелять по левому. На наше счастье нас прикрывала высокая трава и тень от орешника.
Мне думалось, что мы идем уже вечность, когда Николай показал жестом, что можно медленно встать и подготовиться к выстрелу. Поднимаюсь, и вижу, впереди на расстоянии около тридцати метров спокойно кормятся два глухаря, периодически поднимая головы. Мы встали во весь рост, а глухари тут же поднялись на крыло и полетели в разные стороны. Как условились, я стрелял левого, Николай правого. Мой первый выстрел – промах! Второй выстрел достиг цели, глухарь упал в кусты. Николай, как более опытный охотник, сбил своего с первого выстрела.
Но таких переживаний и волнений, какие пришлось мне пережить несколько часов назад с первой добычей, уже не было. Вероятно, подействовал охотничий допинг.
Время перешло за полдень. Солнце сильно припекало, стало душно и влажно от разогретой земли. Мы вышли на пригорок и решили передохнуть и подкрепиться. Достали из рюкзака термос, бутерброды и устроились на поваленной ветром сосне. Вдали слышались выстрелы наших коллег, мы порадовались за них и пожелали им успешной охоты. Но вот послышался нарастающий гул, и над нами проносится огромный выводок тетеревов, наверно, напуганных выстрелами наших охотников.
Я с открытом ртом смотрю на это зрелище. Впереди летят огромные, черного окраса тетерева, за ними серые тетерки, а следом – бурый молодняк. Эта армада, на мой взгляд, штук десять, со свистом пронеслась над нами и направилась за перелесок.
Идти за ними у меня не было сил. Удачная охота расслабила, да и бессонная ночь в пути дала о себе знать. Хотелось забраться в тень под кусты и вздремнуть часок. Но звук охотничьего рога старшего по команде, оповещавший о сборе и возвращении в лагерь – это было заранее оговорено, – заставил подняться.
Николай предложил всё-таки пройти к березняку, где села стая тетеревов, может быть, посчастливится найти их там, а если нет — оттуда двинем в лагерь. Пройти просекой к березняку проще, но это очень долгий путь, а время в обрез, поэтому решили добраться прямиком через лес. По ходу Николай показал поваленную осину с ободранной кожурой.
–Здесь недавно питался лось, – пояснил он. – В этих местах их немало, но охота на лося будет открыта только в ноябре, сейчас у них гон. А вот и свидетельство недавней драки.
Я подошел и вижу, на земле лежит лосиный рог. Огромная «лопата» семи ветвей выглядела очень красивой.
Рога лосей очень ценятся среди охотников.
– Возьми себе на память, – сказал Николай.
Я тронут таким подарком. Рог весил как будто немного, но он был такой широкий, что цеплялся своими отростками за кусты и создавал мне большие неудобства, Но как говорят, своя ноша не тянет.
Наконец мы подобрались к березовой роще, в которой разместился тетеревиный выводок. Оставалось подойти ещё метров на тридцать, когда старый вожак насторожился, поднял краснобородую голову, издал какой-то непонятный для человека звук и шумно взлетел. За ним дружно поднялся весь выводок.
Неудача! Но мы были уже с добычей и особенно не расстроились.
Ночевали под открытым небом, как настоящие таёжные охотники. У костра, на поваленном дереве, приготовили прекрасный ужин из подбитого глухаря и добытого зайца. Таёжный костер хорошо освещал нашу поляну, излучая тепло, чем и поддерживал прекрасное настроение.
Николай, конечно же, предложил выпить за мой успех, за нашу дружбу. В ответ я поблагодарил капитана за прекрасно организованную охоту.
В этот день я был самым счастливым человеком в мире. Мы и не заметили, как забрезжил рассвет.
Всей командой меня проводили в аэропорт и я, с трофеями и лосиным рогом улетел в Москву. Чучело первого глухаря, долго стояло на лосином роге в моей комнате…
Анатолий.ГУСЬКОВ
КВО-90

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рыболовный магазин