В награду – гора серебра

Позвонил «политрук» — так мы между собой в своей дружной кампании зовём иногда Владимира Ивановича Клочкова — и пригласил на рыбалку на Верхне­Рузское водохранилище, что в Подмосковье. Без раздумий согласился, хотя знал о надвигающемся затяжном ненастье.
От дождя возьму плащ-палатку, замёрзнуть не даст активная работа спиннингом, — успокаивал себя.
Готовясь к выезду, специально выбрался на «Птичий рынок», подкупил уловистых, по мнению того же Володи Клочкова, щучьих блёсен.
Хищник на Верхне­Рузском водится, в том числе и щука, и как раз в мае, после нереста, у неё, по идее, должен начаться жор. Немало в тех заповедных местах плотвы и другой, как зовёт её один мой старый знакомый, «белой» или «бледной» рыбы. Поэтому, не особенно рассчитывая из-за непогоды на успех ловли хищников, запасся таки мотылем и опарышем.
Да, погодка нам, что называется, дала прикурить: мелкий, занудный дождь сменялся мокрым снегом, а то и градом, порывистый, холодный ветер пронизывал чуть ли не насквозь.
И всё же мы в нечастые периоды относительного распогоживания пытались удить рыбу на блёсны, джиги. Увы, щука вообще не брала. Клочкову и ещё одному из нас, большому специалисту по «полосатикам» — Анатолию Григорьевичу, удалось подцепить по парочке­другой небольших окуньков.
Так и остались бы без традиционной ухи, ни выручь нас тамошний егерь: он из своих запасов выделил нам десятка полтора приличной разнорыбицы. Вот уж было радости!
Ушица удалась на славу, благо приправ всяких набралось к ней немерено, к тому же каждый из нас стремился внести свою «изюминку» в общее деликатесное блюдо.
Не менее очаровательными были посиделки у костра под натянутым от слякоти и ветра тентом — с бесконечными байками, шутками­прибаутками.
Засиделись допоздна. Тем более, что ночёвка в холодрыгу в салонах автомашин не особо привлекала.
Утром, как по команде, все самостоятельно поднялись лишь только забрезжил рассвет. Было зябко от стылого воздуха, но относительное безветрие внушало оптимизм.
Продолжили хлестать воду спиннингами. Результат — нулевой. После нескольких часов безуспешных попыток поймать на блёсны щук или окуней, по совету «политрука», которому надо было срочно «спасать своё лицо», решили, прямо скажу, без особого энтузиазма половить на поплавочные удочки. Но и тут никто особо не преуспел, пока Клочков не привёл нас на разведанный ранее обширный, неглубокий заливчик, защищенный с трёх сторон деревьями и высокими берегами.
— Крупняка не обещаю, а вот уклейку здесь потаскать можно, — попытался поднять нам настроение Владимир Иванович.
Уклейку, как я полагал до этого, ловят на полном серьёзе лишь пацаны малые. Рыбка—невеличка, которая редко вырастает в длину более трёх спичечных коробков — жаль насадку на неё переводить. Правда, жирненькая и довольно симпатичная. Тело её сжато с боков, острое брюшко и загнутый, как у задавалы, небольшой рот. Спина сине-зелёная, а бока и брюшко — белые с серебристым оттенком.


Что оставалось делать, настроил лёгкий телескоп, оснащенный тонкой леской, небольшим поплавком и крючком-заглотышем, установил глубину в три четверти метра, нацепил опарыша, чтобы пореже менять насадку, забросил и… началось.
До сих пор с волнением и удовольствием вспоминаю то довольно продолжительное действо. Заброс — поклёвка, практически моментальная, — подсечка, и, как правило, в твоих руках оказывалась очень бойкая серебристая рыбешка. Ну и что, коль не крупная, зато какая вертушка, в ладони не удержишь!
Когда после завершения рыбалки высыпал улов на траву, чтобы похвалиться, перед глазами предстала вполне приличная гора… серебра.
Не стал считать, конечно, сколько в ней было экземпляров, но вот общий вес трофеев, помню, составил без малого четыре кило!
Дома не поленился, несколько десятков уклеек почистил для жарки — жена и дочь смолотили это лакомство, образно выражаясь, со скоростью света. Хотя поначалу пытались даже подшучивать, дескать, жаль, нет в доме кошки…
Я же долгое время имел возможность под настроение пивко попить с вялеными уклейками. Возьмёшь, бывало, в руки отливающую белизной «бибику», посмотришь на неё на свет — вся прозрачная, хребет один отчётливо виден. И тарань никакая для этого праздника души не нужна.
Теперь, как говорится, сплю и вижу, как ещё и ещё разок выбраться на Верхне­Рузское — исключительно за уклейкой.
Валерий АФАНАСЬЕВ

Для журнала Охотник Военно охотничьего общества

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рыболовный магазин