За колымским толсторогом

На дальнем северо-востоке России раскинулась Магаданская область. На сотни километров простираются здесь дикие нехоженые места. Бесконечные горы, пологие сопки и крутые скалы, широкие долины в сплошных зарослях тайги, десятки и сотни больших и малых, быстрых и тихих рек и озёр. Безлюдные, труднодоступные человеку места. Зато этот обширный край остаётся одним из самых экологически чистых регионов планеты с живой водой.


Здесь среди скал и снегов обитает уникальное животное – снежный баран толсторог, эндемик Восточной Сибири и севера Дальнего Востока. В охотничьем мире различают несколько подвидов снежного барана: камчатский, корякский, колымский, якутский, охотский, путоранский. В Магаданской области обитает колымский снежный баран, и по данным учёных численность его на Колыме составляет около десяти тысяч голов.

снежный баран

снежный баран

Вертолёт за пару часов доставил нашу небольшую экспедицию в крупный горный массив. Цель нашего путешествия — добыть для музея самца взрослого колымского барана.
Полевой палаточный лагерь поставили в расселине сопки у небольшого горного ручья. Внизу бесконечная и непроходимая лиственничная тайга, вверху среди гольцов — кедровый стланик. Лиственница и кедровый стланик, можно сказать, главные растения колымского края, Магаданской области. Шишками стланика питаются многие: кедровки, белки, бурундуки, соболи, медведи, полёвки. А лиственница служит пристанищем и укрытием всем диким обитателям этого сурового края.

мини Баран5
В сентябре здешняя тайга ещё полна жизни. На полянах с созревшей голубикой и брусникой собираются белые куропатки и глухари, на горных речках сплавляются вниз утки-каменушки и крохали, дикие северные олени пасутся в долинах и тундре, у лосей начинается гон.
На склонах гор Колымы, кажущихся пустыми и неприступными, готовятся к долгой зимовке колонии черношапочных сурков и пищух­сеноставок, а по обрывистым скалам и сопкам совершают свои многочасовые переходы снежные бараны.
В поисках достойного трофейного толсторога и мы за три дня пешком прошли не один десяток километров через перевалы, скалы, ледяные расселины, глубокие тёмные ущелья. За все дни встретили лишь три группы самок с сеголетками и только одного одинокого пятилетнего самца снежного барана. Это говорит о том, что на самом деле снежных баранов не так уж и много на Севере.
Ареал толсторога в огромной колымской горной системе охватывает большую территорию, и животное может быть встречено всюду, где имеются подходящие для него места обитания. Но плотность баранов на тысячу гектаров угодий настолько низкая, что обнаружить их чаще всего дело случая и удачи.
Нам постоянно попадались следы жизнедеятельности толсторогов: лёжки, помёт, проложенные и набитые ими тропы, которым не один десяток лет. Все окрестные сопки вокруг нашего лагеря, словно серпантином, опутаны извилистыми линиями хорошо заметных бараньих тропок.
В один из дней экспедиции мы случайно набрели на останки старого, судя по рогам, снежного барана, растерзанного волками. Обычно волки выше границы леса не поднимаются, а вот этого толсторога волчья стая застала в горном ущелье — «цирке» возле нетающего снежника.
Волк и росомаха — главные враги снежного барана. Нет страшнее зверя, чем полярный волк, самый крупный в мире. Стая волков обычно оставляет тайгу и предгорья пустыми на сотни километров вокруг. Своё спасение от волков снежные бараны находят в крутых скалах, если, конечно, успевают до них добежать.
Росомаха тоже не прочь полакомиться бараниной, но всё-таки не так страшна толсторогу: она способна добыть только сеголетка или больного, престарелого животного.
Осенние дни в магаданских горах богаты солнцем и частыми дождями. Внизу идёт дождь, а на вершинах сопок выпадает снег. Он может остаться и до весны, но чаще всего исчезает на следующий день, если днём держится плюсовая температура и светит яркое солнце.
В это время уже нет комаров, мошек и других кровососов, поэтому ходить по бараньим тропам довольно комфортно. Но поскольку ходить приходится много, почти всё светлое время, усталость накапливается так, что к концу дня все мы с трудом возвращались в лагерь с одним желанием — выспаться и отдохнуть перед следующим поиском.

На четвёртый день утром поднялись на самый высокий перевал. Удобно расположившись среди камней, внимательно осматриваем окрестности в бинокли.
Склоны ближайших сопок окрашены в багрянец листьями карликовой берёзки, полыхает яичным желтком хвоя лиственниц, стоящих как свечи в жидкой и бесконечной северной тайге, а вдали на горизонте белеют снежные гольцы. Становится немного жутковато, если представишь, что на сотню километров вокруг не встретишь ни одного человека. Здесь напрасно рассчитывать на чью-то помощь, всё, в том числе твоя жизнь, зависит только от тебя самого и от удачи.
В самом низу долины у горной речки увидели группу из четырёх пасущихся снежных баранов. Они спокойно занимались своим делом, изредка поднимая головы, всматриваясь и вслушивались в окружающий их привычный и тревожный мир, где каждую минуту может обнаружить себя смертельная опасность в виде голодных хищников.
Что они делали здесь, в таком небезопасном для них месте, да ещё и в светлое время? Что заставило этих животных покинуть спасительные для них горные кручи и отважиться на дневную прогулку в долину?
Дело в том, что осенью среди пищевых объектов толсторогов постоянно фигурируют грибы. По наблюдению учёных, и в чём мы сами убедились, животные в этот период с горных склонов перемещаются поближе к грибным местам, заходя в лесные и субальпийские пояса.
Бараны с удовольствием поедают трубчатые и пластинчатые грибы, которые являются важным источником белков и входят в категорию нажировочных кормов (то есть тех, что способствуют быстрому накоплению жировых запасов, необходимых для успешной зимовки).
В поисках грибов толстороги осуществляют переходы через речные долины и открытые тундровые пространства, уходя на десятки километров от родных и спасительных горных кряжей. Вот и увиденная нами группа баранов покинула скалы, вероятно, ради грибов и, кормясь, уходила всё дальше и дальше вниз вдоль реки.
Это была для нас удачная встреча. Наконец-то! Мы решили преследовать группу и попытаться добыть заказанный нам трофей.
До зверей было несколько километров, а светлого времени оставалось не так много, медлить было нельзя. Пришлось почти бегом спускаться с перевала, а потом через густую тайгу продираться наперерез толсторогам.
Наконец, мы вышли на нужный рубеж, не обнаруживая себя, и приготовились к делу. Выстрелить мне удалось только один раз и на довольно длинную дистанцию — 460 метров. Выстрел оказался удачным, и в результате был добыт прекрасный трофейный колымский снежный баран с рогами длиной в 90 см.


Во время этого путешествия и интересной охоты мне открылся удивительный и прекрасный мир северной природы. Проходя магаданскую тайгу, совершая подъёмы и спуски по горам и сопкам, наблюдая разнообразный животный мир, я навсегда влюбился в неповторимую красоту колымских просторов.
Сергей ТИШКЕВИЧ
Фото автора

Для журнала ВОО «Охотник«

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рыболовный магазин